Радмила Караклаич: Я хотела отбить мужа у Пугачевой! - НОВОСТИ.UA - Самые интересные новости.
Интервью
02.07.2008, 11:53 -

 

 

Еще в 1967 году на экраны вышел советско-югославский фильм "Попутного ветра, "Синяя птица"!", где звучали песни в ее исполнении. После этого Радмила стала звездой в обеих странах. А ее суперхит 80-х "Кораблик" про "мальчышку", которому снились "якорья", заражал оптимизмом жителей СССР в тяжелый период горбачевской перестройки. И вот я слышу в телефонной трубке ее милый голос с едва заметным акцентом: "Интервью я сейчас совсем не даю, но, раз вы из Москвы, обязательно приезжайте прямо ко мне домой. Пишите адрес: бульвар Князя Александра…" Радмила оказалась очень гостеприимной хозяйкой, сразу накрыла стол.

 

- У меня все есть: и ваша водка, и наша ракия, - хлопотала певица. - Очень, признаюсь, ракия хороша. Но я ее сейчас пить не буду - уже за обедом бутылку пива выпила. Ограничиваемся свежесваренным турецким кофе и персиковым соком.

 

Помню, Пугачева у меня в гостях была, вот на этом диванчике сидела - так пили всю ночь. Потом смотрим, а ее нигде не видно. Как сквозь землю провалилась!  Уже хотели в милицию заявлять о пропаже человека, как она объявилась - через шесть часов. Выяснилось, что Аллу, как она выпьет, тянет на подвиги. Вот и тогда ей захотелось посмотреть город. Она поймала такси и уехала кататься.

 

- А как она у вас в гостях-то оказалась?

 

- Так мой первый муж, Драган, был организатором ее первых гастролей в Югославии. Алле пришлось тяжело - до нее белградцы совсем не были знакомы с вашей эстрадой: знали только "Синий платочек" Клавдии Шульженко да "Темную ночь" Марка Бернеса. Слушали в основном все западное и национальный фольклор. А тут приезжает раскрепощенная Пугачева, в балахоне, мечется по сцене, поет о неразделенной любви… Публика приняла ее сначала настороженно, а потом - на ура! Мне очень тогда понравился ее муж Женя. (Речь идет о Болдине, третьем муже Пугачевой.) Я просто ей обзавидовалась - такой заботливый, предупреждал любое ее желание. Сколько раз за вечер я ловила себя на мысли - вот бы мне такого! Смогла, отбила бы.

 

- Но у вас же тоже было несколько браков...

 

- Да, но такого, как Женя, я не встречала! К сожалению, и с первым мужем я разошлась, и со вторым. Последние несколько лет жила с Любой. Для вас это женское имя, а у нас - сокращенное от Любомира. Но с ним разъехались. Не могу я себя переделать! Мне нужна или настоящая любовь, или никакой!

 

- Та же Пугачева выбирает себе в спутники мужчин все моложе...

 

- Что в этом плохого? Все мои мужчины тоже были моложе меня, правда, только лет на шесть-семь. Я такая энергичная, зачем мне 60-летний старик, которому хочется дома сидеть? Мне, кстати, очень нравится последний ухажер Пугачевой. Как его? Да-да, Галкин. Я его по телевизору видела, такой остроумный! Так что я за Аллу рада. Я вот не была так счастлива в личной жизни. У меня было столько трагедий!  Мало кому рассказывала, но жизнь меня очень сильно била. Родила близнецов, мальчика и девочку, они прожили всего 30 дней. Как я все это пережила, одному Богу известно. Потом раком мозга заболела моя мама, годы я провела у ее постели, лишь своей заботой и любовью продлила ей жизнь на десять лет. Порой доходила до отчаяния, но находила в себе силы жить и бороться.

 

- Скажите, а как вы живете сейчас?

 

- Не жалуюсь. Квартира у меня чеытрехкомнатная, 120 квадратных метров, живем вдвоем с сыном Огняном. Он - ди-джей. Жилплощадью обзавелась еще в 70-х, да еще и с садиком. Район у нас престижный, все сплошь посольства. А в конце нашего бульвара похоронен сам Иосиф Броз Тито. Я недалеко от его могилы люблю гулять с собачкой.Сейчас увлеклась строительством - прямо во дворе возводим большой дом для сына и невестки: лучше все-таки, когда молодые живут отдельно. 

 

- Если не секрет, какая у вас пенсия?

 

- Примерно 560 евро. Конечно, я не могу сесть, к примеру, в самолет и махнуть на недельку в Париж - посидеть в кафе, заняться шоппингом. Но на продукты и самое необходимое мне хватает. А потом, я еще подрабатываю концертами, в Россию меня часто приглашают.

 

- Помните свои первые гастроли в нашей стране?

 

- Еще бы! Мы ездили с группой югославских певцов, я их была намного моложе. И так получилось, что меня, начинающую, принимали в десять раз теплее, чем этих, титулованных. Так после возвращения они придумали объяснение - будто бы я специально уменьшала громкость их микрофонов, чтобы они звучали тише. Тогда я впервые столкнулась с завистью. Но ничего, где теперь эти завистники? Мне тогда выгодный контракт в Америке предлагали, хотели сделать из меня западную звезду. Но моему первому мужу - он был коммунистом - ни за что не хотели давать визу в США, а я не захотела уезжать от него на целый год. Кто знает, может, моя жизнь сложилась бы по-другому. Но зато я стала любимицей в России. Сколько у меня там друзей! Помню, совсем молоденькой познакомилась с Иосифом Кобзоном. Он оказывал мне знаки внимания, но я их не замечала – скромная была. Теперь жалею. Было бы что вспомнить!

 

- Самая популярная ваша песня у нас - "Кораблик", там, где поется "стал мальчишка капитаном, и теперь его качают вовсе не бумажные моря"...

 

- А это специально для меня дочь президента Азербайджана Севиль Алиева написала. Она как композитор писала только мне и Муслиму Магомаеву. Она моя подруга, прекрасная женщина. Сейчас с семьей живет в Лондоне, у нее трое детей.

 

- Вы следите за тем, что происходит в России?

 

- Конечно. Признаюсь, мне очень нравится Путин. Я просто млею, когда вижу его на экране. Даже если он разговаривает с нашими заклятыми врагами - американцами, которые Белград бомбили, я ничего не могу с собой поделать - улыбаюсь, глядя на него, и все!

 

- Но у нас же теперь другой президент!

 

- Да, но Медведева пока плохо знаю. Путин же настоящий мужчина! А вот Ельцина - извините, что заговорила о политике, - я простить так и не смогла. Ведь это в том числе и из-за него нас бомбили американцы. Именно он дал приказ уйти русским войскам из Приштины в самый ответственный момент. Конечно, Россия тогда была в трудном положении, и я понимаю, что первым делом нужно думать о своем народе. Но нас, по сути, предали.

 

- А где вы были во время натовских бомбежек?

 

- В этом доме, где мы сейчас разговариваем. Я впервые в жизни поняла, что может быть физическая боль от страха. Когда в полтретьего ночи проснулась из-за того, что рядом с домом разорвалась бомба, живот у меня свело в сильнейшем спазме! В городке Новый Сад был разбомблен поезд, где ехали мирные жители, более ста человек погибли. А мы потом шли на белградские мосты и вставали там живым щитом – пели песни, чтобы натовцы их не разбомбили! Такое не забывается.

 

- Давайте о более приятном. Нынешнее "Евровидение" смотрели?

 

- Еще бы! Правда, на расстоянии. Билеты недешевы (доходили до 1000 евро), да мне по телевизору и удобнее. Ваш Дима Билан понравился, но вот только не чувствуется по его песне, что он из России. Такую песню мог спеть человек из любой страны - Израиля, Франции, Италии. Не чувствую я в ней российский дух. Может, лучше, если бы он спел один куплет, скажем, на русском, а второй - на английском. А так - очень милый мальчик.

 

- Мы в прошлом году были рады за вашу землячку Марию Шерифович, которая привезла в Сербию победу. Кстати, у нас много писали о том, что она чуть ли не предводитель лесбийского движения в Белграде.

 

- Да?! Первый раз об этом слышу. Может, эти разговоры идут из-за ее манеры одеваться? Но как бы там ни было, я совершенно спокойно отношусь к таким вещам. У меня очень много знакомых певцов так называемой нетрадиционной сексуальной ориентации. Все они прекрасные люди. Гораздо хуже, когда артист употребляет стимуляторы. И зачем тогда слава, богатство, если ты употребляешь эту гадость? Не скрою, я люблю посидеть в хорошей компании, пропустить стакан-другой вина или рюмочку коньяка. Но только после выступления, а не до! А вот мой хороший знакомый Микки Ефремович на сцену не выходит, прежде чем не выпьет полбутылки коньяка. Так и говорит: или я выпью, или вообще на сцену не пойду! Да и моя добрая приятельница Анне Вески при мне перед выходом на сцену как-то опрокинула десять рюмок коньяка. Ничего, спела с задором. Но я так не могу.

Экспресс-газета